Груша

Груша

Груша

Оливье де Серр, слывший отцом сельского хозяйства во Франции, говорил, что плодовый сад без груши не достоин своего названия. А как обеднели бы крымские леса без кизила, черешен, яблонь, груш!

Надо сказать, что плодовые деревья в лесах у всех народов считались неприкосновенными, и разве что у отпетого негодяя поднималась рука на них, да и то делалось это втайне, потому что в противном случае людской неприязни и презрения было не миновать.

У ингушей и чеченцев груша спокон веков дерево священное. В том случае, если было необходимо подчистую вырубить лес под пашню, грушу-дичку обходили, не трогали. Именно поэтому там до сих пор можно увидеть вековые дикие груши, растущие посреди открытых пространств, на месте бывших крестьянских полей. Надо сказать, что и в Крыму, даже при усиленном истреблении леса в прошлом, не рубили орешника, кизила, яблонь, груш, а, напротив, при каждом удобном случае прививали на дикие плодовые культурные сорта. Г. В. Воинов, обследовавший крымские леса в начале нашего века, высоко в горах видел великолепные сорта груш, привитые некогда на лохолистную грушу. Такие же груши есть и на Карадаге.

Греки и римляне почитали грушевые деревья. Упоминание о них можно найти в античной литературе (в «Одиссее» Гомера, в произведениях Варрона и Колумеллы). Фрески с изображением плодов яблонь и груш украшали стены дворцов господствующей знати в Помпее и Геркулануме.

Упоминается груша и в былинах, летописях, рукописных фольклорных сборниках. Для наших предков цветущие луга, травы, увешанные плодами деревья — олицетворение расцвета, счастья, достатка. Растения славились во многих бытовых, обрядовых, величальных песнях. Их пели на деревенских посиделках, в праздничных хороводах, и часто залихватская припевка «Грушица, грушица, зеленая моя!» сменялась степенной песней о том же полюбившемся пароду дереве.

Единодушное почитание груши многими народами мира объясняется не только и не столько ее красотой, как той существенной и многогранной пользой, которую на протяжении многих веков человек извлекал из этого растения. Археологические раскопки в Крыму показали, что греки и римляне, жившие здесь, вырубали в скалах каменные давильни не только для винограда, но и для диких плодов, сок которых вываривали для получения яблочного и грушевого сиропа. В средневековом княжестве Феодоро такие сиропы заменяли сахар. Квашение фруктов практиковалось как надежный способ заготовок впрок. В XVI в. неведомый нам гурман наказывал своей хозяюшке: «А яблоки и груши и вишние, ягоды то было б в рассоле...» На Кавказе дикие груши высушивали и перемалывали в муку, которую смешивали с кукурузной и ячменной. Смесь эту использовали для выпечки особо вкусных, с характерным грушевым ароматом лепешек.

В настоящее время из плодов диких груш пищевая промышленность готовит грушевый уксус и грушевую горчицу, вина, квас, начинку для конфет, сидры, желе, водку, лимонад, компоты. Сухие, богатые жиром семена используются для получения кофейного напитка.

В свежем виде плоды дикой груши тоже вполне съедобны. Поздней осенью их собирают, раскатывают на холстах в один слой и дают вылежаться до побурения. После этого они становятся сочнее, слаже и ароматнее. В таком чуть подвяленном виде груши хороши и для варки повидла, джемов, фруктовых пюре. А вот варенье варят из желтых, не потерявших твердости плодов: они в сиропе почти не развариваются.

Интересно, что при возможности выбора птицы и звери обязательно полакомятся не желтой грушей, а побуревшей. Потому даже те, кто может достать грушку на дереве, предпочитают подождать, пока она упадет и дойдет до пущей спелости на земле. Едят каждый по-своему: лисица чаще мякоть обгрызает, заяц с хвостиком жует, а среди птиц есть такие, что только семена выклевывают. В семенах до 35% жира, так что о калорийности их говорить не приходится. Может быть, именно поэтому белочка, подобно зерноядным птицам, тщательно выедает в плодах дичек самую середину. Очень любят плоды диких груш кабаны, барсуки и олени. Издавна охотники примечали выбранные, облюбованные животными деревья и возле них выкапывали ямы-ловушки.

В лечебных целях плоды груш используются очень давно. 5000 лет назад шумерские врачи уже знали, что груши наделены целебной силой. В Европе до XII в. было распространено мнение о вредности для самочувствия съеденных в свежем виде груш. В это же время в Италии бытовало мнение, что груши «будучи съедены натощак сырыми отягчают желудок, сваренные — исцеляют его». Древние лекари Шумера из ветвей и корней груши изготовляли порошки и настои, которые прописывали страдающим желудочно-кишечными заболеваниями. В качестве противолихорадочного и мочегонного средства украинцы пользовались узваром — густым компотом из диких или садовых груш.

Первое печатное сообщение о целебном действии груш появилось в России в XVIII в., и автором его был опять же А. Т. Болотов. Современная фармакопея мало что добавила к богатому опыту наших предков. Как и раньше, груши рекомендуют при заболевании почек и желудка.

Красновато-коричневая грушевая древесина — ценный поделочный материал — твердая, хорошо полируется, красится, не трескается, не коробится, а по сопротивлению изгибу превосходит дуб, ясень и клен. Из рук умелого мастера обработанная черным лаком груша выходит точнейшей копией черного дерева. Талантливые русские столяры делали из нее неподражаемой красоты и изящества мебель. Достойное место нашла себе груша и в искусстве маркетри, или, иными словами, в инкрустации.

Грушевая древесина неплохо сочетается с дубом, березой, палисандром, ясенем. В XVIII в. русский умелец Никифор Васильев сработал великолепный столик для хранения нот, на крышке которого изобразил из древесины разных пород усадьбу графа Шереметева в Кусково. В создании этого уникального рисунка наравне с черным деревом и карельской березой «принимала участие» и дикая груша.

Шла грушевая древесина и на изготовление музыкальных инструментов, граверных и чертежных досок, веретен, тростей, рукояток ножей, ложек, колодок для столярных инструментов. Из нее резали деревянную скульптуру и формы для росписи женских платков методом ручной набойки, а ружейное ложе из грушевого капа — сокровенная мечта любого, не обделенного художественным вкусом охотника.

Древесина груш считается одной из лучших для копчения окороков. Из грушевой коры издавна получали краски для тканей и ковров кустарной выработки. Ученые Никитского ботанического сада относят крымские дички к дубильным растениям, так как в плодах и коре груш много таннидов, но практического применения они пока не находят.

В качестве декоративной породы груша, к сожалению, используется редко, несмотря на то, что данных для этого у нее предостаточно.

Особую ценность для озеленителей и лесоводов представляют такие ее достоинства, как морозостойкость, солевыносливость, засухоустойчивость, способность противостоять ветрам и загазованности воздуха. На важное значение диких груш в крымском лесоразведении ранее указывали многие ученые. Особо пригодной для этих целей считалась и считается груша лохолистная. Так, в 1928 г. Г. В. Воинов писал: «Лохолистная груша должна сыграть большую роль в деле искусственного облесения всего пространства обнаженных, выжженных солнцем и лишенных почвы холмов от Алушты до Феодосии. Лохолистная груша уже сама выступила из пределов леса и стремится завладеть пустынными холмами...» Наш современник, заслуженный деятель науки УССР профессор Н. И. Рубцов также рекомендует внедрять груши-дички в лесопосадки, в том числе и на землях, подверженных эрозии. Примером успешного террасирования селеопасных участков являются горные склоны восточнее Алушты, где наряду с фисташкой, грецким орехом, миндалем и сосной держат склоны и груши-дикоросы.

На Айпетринской и Никитской яйлах первые посадки груши лохолистной, вперемежку с грабом, буком и другими коренными «крымчанами», были сделаны в 1927 г., позже грушу, ясень и рябину высадили на Демерджи и Караби-яйле. В настоящее время семена крымских дикорастущих груш и яблонь лесники собирают по всему Крыму. Использовать их предполагается как в селекционной работе, так и для посева в лесах и степных районах полуострова.

В Крыму груши лохолистная и обыкновенная встречаются повсеместно — на Южнобережье, на северных и восточных склонах гор, на Тарханкутском полуострове. У груши лохолистной шелковистые, приятные на вид и на ощупь листья, почки. Плоды сидят у нее на жестких, сильно разветвленных побегах. Эти своеобразные меховые «жилеточки» неплохо защищают растение от недостатка влаги, сухости воздуха.

Плодоносить груши-дички начинают рано, с 9-10 лет; цветут ежегодно и живут, не в пример культурным сортам, подолгу, до 150-300 лет. Очень старые груши-дички, с толщиной ствола до полуметра, растут в Крыму на заповедной горе Парагильмен. В начале XX в. 200-летние груши лохолистные видел близ источника Кизил-Чокрак Г. В. Воинов.

Все дикие плодовые растения — кормовая база животных и ценнейший генетический фонд для селекционной работы. Именно дикоросы наиболее устойчивы к болезням, вредителям, местным неблагоприятным условиям, к которым они приспосабливались в течение тысячелетий.

Вопрос об охране диких плодовых в нашей стране ставится в настоящее время очень остро и оснований для этого более чем достаточно. Из 16 видов отечественных груш-дичек шесть — в списке редких, нуждающихся в охране растений, в их числе и растущая в Крыму груша лохолистная. В Молдавии этот вид уже включен в список строго охраняемых деревьев, и если Крым поступит точно таким же образом, то это будет не только разумно, но и своевременно.


Comments