Ива

Ива

Ива

В Крыму встречаются семь видов ив: белая (серебристая, ветла, белолоз), козья (бредина, ракита), пурпурная (желтолоз, желтолозник), трехтычинковая (миндалелистная, миндальная, лоза, лозина, белотал, белолоз, тальник, заплатит;), пепельная (серая), ломкая, вавилонская (плакучая). Если бы нашим крымским ивам пришло в голову поездить по родственникам, а их на земном шаре более 600, они бы белый свет повидали, побывали бы в Сибири, в Средней Азии, в странах Средиземноморья, в Японии, Индии, в Северной Африке, Америке, за Полярным кругом.

Из семи крымских ив одна — вавилонская — не коренная крымчанка. Предполагаемая ее родина — Иран. Некогда ее привезли в Крым, и сейчас она широко распространилась по всему полуострову.

Не проглядели эту красавицу и другие государства. Пожалуй, не найти страны, где бы не росло это дерево с гибкими, поникающими до самой земли ветвями. Довольно красивы в посадках и крымские аборигены: ива пурпурная, ломкая, белая, а в период цветения — ива козья. В настоящее время в роду ив очень много декоративных и хозяйственно ценных гибридных форм. Автором многих из них является замечательный русский ученый, академик В. Н. Сукачев. Размножаются ивы в основном черенками, кольями (исключая иву козью), корневой порослью, отводками и хуже всего — волокнистыми семенами-парашютиками. Легкость вегетативного размножения у ив издавна подмечена в народе. О них говорили: «Ветла, что луговая трава: ее выкосили, а она снова выросла», «Приживчивое дерево ива: из тычка растет».

Цветение ив — троякий праздник: во-первых, природа конец зимы празднует, во-вторых, пчела первому взятку радуется, и, в-третьих, человек воочию с весной встречается. Помните: «Увидал на вербе пушок, и весна под шесток»?

Цветочные и листовые почки у ив прикрыты зимой тугим, цельным конусовидным шлемиком. Прежде всего сбрасывают эти головные уборы будущие цветки — пушистые, серебристого цвета барашки, о которых сложена загадка: «Белые овечки прыгают по тоненькой свечке». И женские и мужские цветки у ив — медоносны с тонким приятным запахом. Листья у крымских ив крайне разнообразны: от узколанцетных до яйцевидных и от шерстисто-войлочных до гладких.

Излюбленные места обитания и древесных и кустарниковых ив — берега водоемов, рек, озер. Влаголюбивы деревья настолько, что им даже затопление не во вред. Отобьют, как говорят в народе, придаточные корни прямо на стволе и живут себе. Случается, что весной зальет их надолго водой так, что только верхушки торчат, и опять ничего, не погибнут! Потому и говорили о них: «Ивяне кустовье с яроводьем не в спорьи».

Живут ивы недолго, лет 20-70, однако и за этот недолгий срок столько успевают «наработать» на человечью потребу, что иным деревьям и за 200 лет не управиться. Чем только они нас не одаривают! Дубителями, красками, лаком, топливом, фанерой, бумагой, шелком, углем, игрушками, плетеной мебелью и еще очень многими необходимыми в быту вещами и материалами. У классических героев древности Филемона и Бавкиды ложе было сплетено из ивовых прутьев. У Плиния есть описание плетеных кресел из ив. Из них же плели кафедры для римских учителей, короба для хранения продуктов, легкие красивые сандалии.

У нас в стране ивовый промысел тоже зародился давным-давно. Изготовлением дуг, коромысел, ободьев, корзин кормились целые волости. Неплохо можно было заработать и на ветловых розгах. В учебные заведения и воинские части их поставляли целыми обозами. Провинившихся секли и приговаривали: «Верба бела, бьет за дело», «Не я бью, верба наказывает».

Благодаря своим высоким качествам дубильные вещества и краски из ив шли на выработку нежнейших сортов кож для галантерейных изделий, перчаток и книжных переплетов. Первейшие поставщики ивового корья для этих целей — ивы серая, козья, ломкая и белая. Дубильные экстракты из них — стандарт при оценке экстрактов на мировом рынке.

Все ивы (исключая пурпурную, с горькими на вкус листьями) годятся на корм для диких и домашних животных. О полезности такого корма писал в свое время Вергилий. Ивовые почки и сережки употребляют в пищу и некоторые виды птиц, а густые заросли ивняков — одно из их любимых мест обитания.

В Крыму ивы в пищу человек никогда не использовал. А на севере нашей страны ивовые побеги квасили в кожаных мешках. Зимой эту витаминизированную массу резали на куски и ели с рыбой или мясом. На Кавказе из мужских сережек ивы делали хмельной напиток, а кое-где молодые, богатые витамином С листья ее служили суррогатом чая. Ну и само собой, самый ранний, душистый мед — ивовый.

Исцеляющие свойства ив известны человечеству с давних времен. Диоскорид, например, писал о «сгущающей силе» их коры, листьев, семян и сока. В средние века настоями и отварами из различных частей этого дерева лечили желудок, раны, молочные железы и т. д. Считалось так же, что ивы могут «склеивать» раны, сводить бородавки, мозоли, способствуют ращению волос. В настоящее время лечебные препараты из ив используются не только народной, но и научной медициной. Недавно сотрудники Алма-Атинского мединститута предложили отваром ивовой коры обеззараживать руки хирургов перед операцией. Обсыхающий на руках отвар заменяет не только стерильные перчатки, но и оказывает стерилизующее действие на инфицированные раны. Используются народной медициной листья и цветки ивы. В листьях одной из самых распространенных в Крыму ив — трехтычинковой — до 7% ценнейшего рутина (витамина P), ради которого наша страна в прошлом покупала за рубежом бутоны софоры японской. Сейчас получение рутина из листьев и соцветий ив предполагается поставить на промышленную основу.

Заметная роль принадлежала ивам в символике бытовых и религиозных обрядов. В Греции эти деревья посвящали могучим смертоносным богиням Гекате, Гере и др. В произведениях Вергилия нимфы и пастухи, скорбящие по умершим возлюбленным, сидят под ивами, так как ивы, особенно плакучие, — символ печали и горя. Египтяне в погребальных кострах сжигали дуб, орешник и иву, которые знаменовали, соответственно, власть умершего человека, его мудрость и очарование. У христиан Вербное воскресенье — один из важнейших праздников, во время которого нарезанные в лесу веточки освящали в церквах, после чего сережки ивы съедали вместе с кашей. Веточками ивы украшали избы. Ивами было принято обсаживать дома: через плотно сомкнутые кроны не проберется ни «красный петух» от горящего рядом соседа, ни ураганный ветер.


Comments