Сосна

Сосна

Сосна

Сосну считали любимым деревом Пана — одного из симпатичнейших, безвредных и веселых богов античного мира. Внешне он выглядел так: нос кривой, ножки кучерявые, козлиные, рогатая голова украшена сосновым венком. Покровитель рыбаков и охотников, Пан был известен как любитель песен, шумливый прыгун, неутомимый ухаживатель за нимфами и охальник.

Согласно мифологии, происхождением своим сосна обязана именно этому, не шибко нравственному пасынку Олимпа. Нимфа Питис, воспылав грешной страстью к Пану, возбудила тем самым лютую ревность бога ветра Борея. Последний мучился, мучился и порешил: «Если уж не мне, то ведь не ему же!» — и превратил не подлежащую разделу прелестницу в прекрасное дерево — сосну.

Кроме Пана, сосна посвящалась Диане, Кибеле, Посейдону. Последний удостоился такой чести потому, что сосна была основной древесной породой, употреблявшейся в кораблестроении.

Многие народы почитали сосну, она служила символом жизни (Финляндия), плодородия и бессмертия (Малая Азия), вечности и долголетия (Вьетнам, Япония), верности долгу и принципиальности (Корея, Китай). В Японии сосна, покрытая снегом, — олицетворение счастливой старости. Эта своеобразная символика издавна находила соответствующее отражение в различного рода ритуалах, традициях а обрядах. Греки и римляне во время празднеств, посвященных богу вина и веселья Вакху, ходили с жезлами, которые обвивали плющом и виноградными листьями, украшали навершиями из сосновых шишек. На сосновых ветвях развешивали маски Вакха, чтобы по движению их под ветром гадать о расположении богов, о своей судьбе. Фигурировала сосна и в славянских обрядах: похоронах, свадьбах. Кроме того, из сосны вырезали маленьких избяных и карманных божков и огромных богов для общественных языческих капищ.

В повседневной жизни человека сосна — это лодка, телега, изба, мебель, амбар, хлевушок, мост, банька, а сосновый лес — это тепло, лекарство, пушной зверь, дичь, мед, воск, ягоды и грибы. Экспортируемый в страны Европы соленый рыжик ценился там много дороже традиционного европейского деликатеса — устриц, а уж о сушеных боровиках и говорить не приходится.

Сосняки издавна считались кладовой белых грибов, а рядом с белыми охотно поселяются маслята, волнушки, опята, грузди. Тесная взаимосвязь сосняков с обилием грибов была подмечена нашими предками, они говорили: «Мужик сосну рубит, а по грибам щепа бьет». И не только по грибам. Свести на больших площадях сосняки — значит лишить крова и убежища обитающих в них животных, обречь на голод дятлов, кедровок, клестов, глухарей, белок, мышевидных грызунов, пчел, улиток и даже обитателей озер и стариц — рыб. Последние охотно и в большом количестве поедают питательную пыльцу, которая в период «цветения» сосен покрывает поверхность воды желтым налетом.

Когда-то и человек использовал сосну в пищу. В России в хорошие времена «сладимая пахучая мезга (подкорковый слой. — Л. 3.) — баловство», а в голодные годы ее в большом количестве подмешивали в каши и ржаную муку. Пользовались сосновой корой и те крестьяне, у которых к весне муки оставалось в обрез, а о людях легкомысленных, незапасливых было принято говорить: «Хоть на хвойке, да на своей вольке». Так что в свое время сосна многих, образно выражаясь, отвела от смерти и уж за одно за это достойна людского почитания и благодарности. Современную пищевую промышленность сосна снабжает ванилином, который выделяют из камбиального слоя ствола и ветвей.

Сосна не только подкармливала людей, но и по мере своих возможностей лечила их, и тут уж в ход шла не только кора, а без малого все дерево — шишки, почки, молодые побеги, хвоя, сосновый сок, смола и продукты ее перегонки — скипидар, деготь, а также лесная «шерсть» — ткань, изготовленная из волокон хвои. Сосна — одно из древнейших лекарственных растений и упоминание о ней можно найти в самых старых, сохранившихся до наших дней рецептах. Во время раскопок одного из центров Шумерского государства были найдены тысячи глиняных табличек, покрытых клинописью. На одной из них, 5000 лет тому назад, было записано 15 различных рецептов, в которых упоминалась и сосновая смола. Высушенную хвою сосны и пихты шумеры использовали для компрессов и припарок. Славяне порошком из высушенного сока сосны засыпали раны, сосновой смолой и дегтем пытались сводить экзему и лишаи. Русские, греки и римляне скипидаром лечили простудные заболевания и прострелы. Противоцинготные свойства сосны испокон веков были известны народам Севера, путешественникам и морякам. В книге П. С. Палласа «Описание растений государства Российского» сообщается: «Собираемые по концам веток молодые сосновые... вершины похваляются от всех наших в Сибири промышленников и мореходов как лучшее противоцинготное и бальзамическое средство и составляют в лечебной науке преизрядное от цинготных болезней лекарство». Сибиряки варили в сахаре молодые приросты (летопоросли) сосновых веток и старались есть их при различных заболеваниях и ослаблении организма. В 1780 г. А. Т. Болотов впервые опубликовал сообщение о полезности сосновых, сваренных в сахаре, молоденьких шишек. В XIX в. не было уже ни одной экспедиции или плавания, в которые бы не брали противоцинготные снадобья, в том числе и из сосны.

В 1935 г. в нашей стране была пущена первая установка, добывающая витамин С из хвои сосны, кедра и пихты. Во время Великой Отечественной войны настои из хвои спасли многих ленинградцев от цинги, особенно беспощадной к голодным истощенным людям. В настоящее время хвойная лапка — тоже основное сырье для получения витамина С.

Современная медицина отвар из почек сосны рекомендует как отхаркивающее и мочегонное средство, а также для ингаляций и лечебных ванн. Более подробные сведения по этим вопросам содержатся в книге А. П. Попова «Лекарственные растения в народной медицине».

Велико значение сосны и как санитарно-гигиенической древесной породы. Выделяемые ею летучие вещества губительно действуют на многих возбудителей болезней, к примеру, задерживают рост и размножение туберкулезной палочки. Врачи считают, что целебность Южного берега Крыма обязана в первую очередь сосне крымской. Недавно установлено, что выделения сосны очень полезны для людей, страдающих и сердечно-сосудистыми заболеваниями.

Интересна история использования растительных смол. Еще в эпоху неолита человек сосновой смолой закреплял кремневые зубья серпов в рукоятках и наконечники стрел и копий. Смолу для этого собирали на случайных пораненных стволах, с деревьев, поврежденных молнией. Позднее люди уже сами наносят раны деревьям и без специальных поисков в нужном количестве собирают смолу.

Первые греческие смолокуры, намечая сосны для подсочки, пробовали древесину и кору на вкус и знали секреты разгонки смолы. В нашей стране смолокурение тоже имеет давнюю историю, им занимались еще в Киевской Руси.

Использовали добытую смолу по-разному: крепили ручки у бритв, мозаичные стекла, носики у посуды, камни в браслетах и подвесках. Сосновая смола входила в бальзамирующие составы, ее сжигали во время религиозных обрядов. На Руси такая смола, сдобренная душистыми снадобьями, называлась курительной смолкой, или ладаном. Смолу жевали для укрепления десен, зубов и дезинфекции полости рта. Продавали смолу на Руси обычно комками, которые окрашивали в различные цвета безвредными красителями.

Много смолы сжигали на Руси в так называемых смоляных бочках для освещения дорог, улиц, городских площадей и людских сборищ. Еще больше ее в горячем состоянии вылито на вражьи головы с крепостных стен осажденных городов. Шла смола и на пропитку канатов, веревок, зажигательных стрел, парусов, нижних венцов изб, на осмолку пазов в лодках, водяных ларях и кадушках. Последние люди хранили с солеными огурцами в колодцах под водой «до своего часу».

С началом строительства флота Петр I объявил сосну заповедной породой и учинил смоляную повинность. Занимавшиеся отхожим промыслом знали, что «сверх откупа, на царя берут поташа и смольчуги десятую бочку».

Богатство таврических сосен смолой отмечали многие путешественники. Так, П. И. Кеппен о крымской сосне писал: «Древесина... отличается своей суковатостью и необыкновенной смолистостью. Иные куски до того смолисты, что похожи скорее на смолу, чем на дерево, и в тоненьких кусочках полупрозрачны, как канифоль». По свидетельству П. С. Палласа, смола алупкинских сосен «имеет приятный запах вроде запаха смолы, привезенной в Россию из Молдавии и добываемой из кривой сосны». Скипидар же, полученный из сосны крымской, по заверению С. С. Станкова, таков же по своим качествам, что и французский, привозимый из-за границы. Наиболее смолистые из крымских сосен назывались чирою, и раньше дранка из них служила в Таврии вместо свечей. Чирою освещали мельницы, а хозяева мельниц платили поставщикам деревянных свечей зерном, вес на вес.

У наших современников надобность в сосновой смоле ничуть не меньше, чем у предков, и поставляет ее сосна обыкновенная, как самая многочисленная. В сосновой смоле нуждаются не менее 70 отраслей промышленности. Без смолы невозможно получение технической камфоры, красок, духов, бумаги, грампластинок, лаков, пластмасс, кино- и фотопленки и еще много другого, без чего немыслима жизнь современного человека.

Издавна ценили люди сосну как непревзойденный материал для судостроения. Именно о сосняках говорили: «мачтовый лес», «корабельная роща». Господствуя на море, греки и римляне на постройку своих флотилий свели не только прибрежные отечественные сосняки, но и прихватили, в бытность свою в Таврике, солидную часть крымских. Немало крымской сосны пошло на строительство Черноморского флота. В письме от 3 сентября 1791 г. адмирал Ф. Ф. Ушаков сообщает правителю Таврической области С. С. Жигулину: «Бывшие при Севастополе для исправления флота леса все употреблены в расход без остатка... прошу вас повелеть, где есть способные сосновые леса, вырубить до осьмисот бревен». В период Великой Отечественной войны много сосен в Крыму было свалено фашистами и отправлено на корабельные верфи в Германию.

В основе домостроения у наших предков тоже сосна. Рубили хоромный лес, соблюдая целый ряд строгих правил, непременно зимой, обязательно в новолуние, так как срубленные в полнолуние стволы более водянисты, а бревна и доски из них менее долговечны.

Интересно, что и в наше время в Бразилии, например, на торцах стволов, предназначенных на экспорт, в обязательном порядке ставят клейма, с указанием фазы луны, при которой они были срублены. В противном случае срубленный лес бракуется.

В процессе работы русские мужички орудовали топором, долотом, скобелем да самодельным отвесом — веревочкой с гирькой на конце.

Вот и вся техника, с помощью которой на шипах и врубках возводились крестьянские избы, княжеские и царские терема и великолепной красоты церкви. В Кижах, например. В берестяных грамотах древним «архитекторам» наказывалось: «Рубить в высоту, как мера и красота скажут». Так и строили — себе в честь и людям на радость. Об этом хорошо сказал советский поэт А. Исаев:

На древе ставя мастерства печать,
Они трудились, позабыв усталость,
И то, что их руками создавалось,
Векам не стыдно было показать.

В Крыму на строительство шла в основном сосна крымская, или, как ее еще называли, таврская. На Боспоре, например, в царствование Митридата VI Евпатора был построен из таврской сосны храм Афродиты Пандемос. В. X. Кондараки писал о том, что в XIX в. на Крымском полуострове нередко встречались огромные 25-30 метровые сосны и что местные жители наиболее смолистые из них «охотно употребляют в постройки, в том убеждении, что они остаются невредимыми до 200 лет».

Упомянем о том, что древесина сосны шла на клееные луки, колодезные срубы, мутовки для сбивания масла, посохи, деревянные лопаты, колыбели, иконные доски, домовины (гробы) и на многое другое. Сосновые плахи раскалывали на топкие, ровные длинные полосы и использовали их для плетения коробов, как кровельную дрань. В Крыму гончары вырезали из сосны матрицы, в которых формовали черепицу.

В настоящее время сосна идет на телеграфные столбы, портовые сооружения, дамбы, причалы... Доски, брусья широко применяются в домовом строительстве, производстве мебели, в судо- и вагоностроении, а еще из сосны делают бочарную клепку, клавиатурную дощечку и музыкальные инструменты.

В результате химической переработки сосновой древесины получают дубильные вещества, гидролизный спирт, масла, бумагу, древесный уксус. Сосновая «вата» — хороший набивочный материал для матрасов, подушек, а с добавлением конопли или льна она пригодна для плетения веревок, мат, подстилок. Применяются для хозяйственного и художественного плетения и тонкие корни.

Из сосновой коры человек каменного века делал поплавки для травяных сетей, а человек XX века использует ее и на поплавки, и в борьбе с загрязнением озер и морей нефтепродуктами, для чего измельченную кору засыпают в специальные оболочки из нейлона или перлона и эти приспособления-собиратели протаскиваются по поверхности загрязненных вод.

Сосновые дрова издавна считались одними из лучших. Много их в прошлом было сожжено в домах, банях, пекарнях, кузницах, литейных, гончарных, ювелирных и оружейных мастерских. В XIX в. и в предреволюционные годы крымские помещики рубили или перепродавали сосняки на дрова и уголь, причем в дело шли, за неимением старых, 20-25 летние сосняки. Жгли, вырубали и вытесняли сосну с исконно занятых ею территорий, чтобы освободить земли под огороды, сады, парки, виноградники и технические культуры. Общая картина складывалась таким образом: взрослые деревья рубили на разные хозяйственные нужды, а молодые не успевали подняться. Пагубное воздействие на возобновление сосняков Крыма оказал и интенсивный выпас скота: овцы вытаптывали, скусывали, уродовали и самосев и подрост.

После Великой Октябрьской социалистической революции в Крыму был установлен жесткий, строго регламентированный порядок лесопользования, чтобы сохранить остатки крымских лесов и начать посадку новых. Основное назначение крымских древесных насаждений подчинено в настоящее время эстетико-оздоровительной и влагозащитной роли. В лесах полуострова запрещены рубка сосны, подсочка и всякие другие виды промышленного ее использования. Ежегодно на сотнях гектаров в безлесных районах Крыма высаживают сосны нескольких видов, но чаще всего используют семена и саженцы местной засухоустойчивой сосны — крымской. Кроме нее, на полуострове растут еще эндемичная сосна Станкевича и сосна обыкновенная.

Охраняется крымская сосна в Ялтинском горно-лесном заповеднике и на территории памятников природы вместе с можжевельником и сосной Станкевича. Кроме этого, охраняемым объектом объявлена «пьяная» сосновая роща (по дороге из Ялты на Ай-Петри).

Вопрос о необходимости охраны сосны Станкевича впервые был поднят в первой четверти нашего века и до сих пор не снят с повестки дня. Ученые считают, что в настоящее время наиболее действенным охранным мероприятием в отношении этого вида сосны будет создание ботанических заказников. Пока же небольшие участки сосны Станкевича на мысе Айя и на побережье от Судака до Нового Света объявлены памятниками природы. В связи с тем, что сосна Станкевича занесена в настоящее время в Красную книгу СССР, охрану этого редчайшего реликтового и эндемичного вида в Крыму надо сделать более действенной и хотя бы в какой-то степени гарантированной.

В заключение отметим, что все сосны исключительно красивые создания, и не зря М. М. Пришвин сказал, что сосна «самое прекрасное и свободное дерево России». Искусственно выведенных и декоративных форм у сосны нет. В Крыму, в качестве садовых, используются обычно различные виды интродуцированных сосен, каждая из которых красива по-своему.


Comments