Тополь

Тополь

Тополь

Одна из греческих легенд рассказывает о том, как появились на Земле первые тополя. У бога Солнца Гелиоса подрастало от Климены — дочери морской богини Фетиды — вспыльчивое и неугомонное чадо, сын Фаэтон. Один из родственников, насмехаясь над юношей, сказал, что он, мол, сын не божественного Гелиоса, а простого смертного. Побагровев от гнева, Фаэтон бросился к отцу и попросил в доказательство того, что он действительно сын богов, разрешить ему прокатиться в отцовской колеснице по небу. Гелиос ужаснулся дерзкой затее и, пытаясь образумить юношу, стал ссылаться на то, что сам Зевс не мог справиться с упряжкой. Фаэтон заупрямился. Сметая все на своем пути, кони понесли его с небесного свода на Землю. «О Зевс! — всполошилась богиня Земли. — Не дай погибнуть всему живому!» Зевс бросил молнию в колесницу и разбил ее, а Фаэтон упал и утонул в волнах реки. Гелиос так скорбел о погибшем сыне, что в тот день вовсе не светило солнце. Не менее отца скорбели, стоя над рекой, его многочисленные сестры — Гелиады. Сжалились, глядя на девушек, боги и, чтобы избавить их от страданий, превратили всех в стройные, священные для греков деревья. Священным тополь считался также у римлян и еще у некоторых народов Азии и Востока.

Однако отношение к различным видам тополей у людей было неравнозначным. Вот яркий пример. Тополей дикоросов в нашем Отечестве около 30 видов, а вот людская молва и устное народное творчество выделили среди них один вид — тополь дрожащий, или осину обыкновенную. К ней выработалось совершенно оригинальное и явно отрицательное отношение. Называли православные осину проклятым, Иудиным, деревом. А за что? Вроде бы за то, что на нем удавился библейский Иуда Искариот. Вряд ли! Осина по месту жительства Иуды, в Средиземноморье, не водилась. А почему страшна угроза загнать в чью-либо могилу осиновый кол? И почему в осиновый пень забивали обухом топора волосы и ногти хворых людей? Почему негодных борзых и гончих вешали только на осине?

С осиной, как видите, не связано ни светлых традиций, ни светлых преданий. Обстоятельство для дерева довольно обидное. Хотя, если честно, то есть, конечно, у осины «странности» и недостатки, да ведь кто без греха? Мало кому, к примеру, понравятся ее недолговечность, ветровальность, сильная поражаемость гнилями. Смотришь — дерево как дерево, едва в силу вошло, высоту набрало, а внутри ствола уже гулкая пустота. Дрова такие у осины, что «не горят без керосина», да и мягкую, рыхлую древесину красивой не назовешь. Ельник, к примеру, люди вырубят или сожгут нечаянно, глядь, а на месте ценного леса, в порядке законной смены пород, молодой осинник незваным гостем объявился. Опять не к месту и людям в досаду. А возьмите листья. Тихо вокруг, ни ветерка, ни малейшего воздыхания. Другие деревья «молчат», а осина знай себе вертит листьями, балаболит. С чего бы это? Надо быть, не к добру. Да и лесники дерево не жаловали — спокон веку сорным ругали.

А в итоге что? В итоге несправедливо оговоренное, обиженное дерево, которое защищали многие писатели и ученые. Да и как же иначе? Не защищать осину все равно, что в колодец плевать. Ведь сколько живет человек на свете, столько и батрачат на него деревья, в том числе и растущие в Крыму тополя. Их на полуострове, кроме осины, еще два вида: тополь черный (осокорь, по Далю, сухара, папороть, чернотополь, осокорь папоротовый) и тополь белый (серебристый, белолистка).

Все тополя довольно высокие (15-30 м.), прямоствольные, с различными по строению листьями деревья. Стволы у них покрыты снизу черновато-серой морщинистой корой. Выше она становится гладкой и приобретает красивую оливковую или серовато-зеленую окраску. Цветки у тополей в повислых сережках. Мелкие волосистые семена упакованы в коробочки. Древесина светлая, мягкая, безъядерная.

Общим для всех тополей является легкость вегетативного размножения, сравнительно недолгий век (80-120 лет), светолюбив, требовательность к почвам и быстрый рост, за что горячий приверженец этих деревьев профессор Н. К. Вехов назвал их «эвкалиптами Севера». Быстрота роста тополей такова, что лучшие их насаждения к 20 годам могут нарастить на гектаре столько древесины, сколько дубовые или сосновые насаждения дадут только к 100 годам.

В связи с наблюдаемым на Земле обезлесиванием, быстро растущие тополя считаются сейчас весьма перспективными деревьями, и это настолько важно, что при Организации Объединенных Наций функционирует специальная Международная Комиссия, которая держит связь с выращивающими тополя лесоводами всех стран мира. Больше того, в ряде стран создаются особые научно-исследовательские институты, занимающиеся только изучением тополей и ничем иным.

Общим для всех тополей (разве что за небольшим исключением) является и сфера применения их древесины, не отличающейся особой крепостью. Она шла на холодные постройки (амбары, клуни, погреба, сараи), лодки долбленки (долбушки, однодеревки, стружки, набойни, душегубки), мосты, колодезные срубы, корыта, бочки, деревянную посуду, в том числе и хохломскую (из осины). В Крыму тополя давали гибкий прут для изгородей, плетней, они же шли на огородные тычины, корзины под виноград, постройку и огораживание овчарен, на топливо и на мелкие, требующие податливой древесины поделки. Напомним, что специфическое выражение «бить баклуши» связано только с одним видом тополя — осиной. Заинтересованные в побочном заработке крестьяне валили в лесах осину, резали ее на чурки, круглили (болванили) их, после чего выбивали сердцевину, сушили и получали баклуши, которые как раз и шли на разную хозяйственную мелочь. С тех времен и бытует в нашем языке поговорка: «Живы ельничком да осинничком».

Шла осина исстари на гонт*. Купола многих деревянных церквей покрывали осиновым гонтом. Он со временем приобретал красивый темно-серебристый оттенок и становился похожим на крупномерную рыбью чешую. Единственный недостаток этого гонта — пожароопасность — люди научились сейчас устранять особой пропиткой, которая одновременно увеличивает и прочность осиновой древесины. Чисто современным достижением советских ученых можно считать прессовку мягкой древесины тополей, что позволяет использовать ее вместо твердой и прочной древесины ценных пород.

информация* Гонт — кровельный материал в виде дощечек с клинообразным поперечным сечением.

Горит осина стойким, бездымным пламенем, и потому для спичечной соломки лучшую «кандидатуру» подыскать трудно. По той же причине осиновые дрова хороши для обжига кирпича, гончарных а керамических изделий.

Из всех тополей можно получать деготь, дубильные вещества, краски, витамины, душистые эфирные масла и еще много важных в народном хозяйстве материалов.

Примерно равноценны тополя и по кормовым достоинствам. Ветви, листья их охотно едят дикие и домашние животные, исключая, пожалуй, лошадей. В давние времена тополевую кору подмешивали в муку при выпечке «сиротского» хлеба, а в северном Китае в пищу употребляют молодые листья тополя Максимовича.

Если в использовании тополей много общего, то красота у каждого из видов своя, особенная. У тополя белого одна из сторон листа темно-зеленая, другая пушистая и снежно-белая. И тем не менее не обольщайтесь, не торопитесь сажать. Очень уж он легко дает корневые отпрыски, которые продырявят не только тротуары и мостовые, но и асфальтовые покрытия дорог. Другое дело речные берега, овраги, оползни, пески. Здесь белый тополь будет на месте.

Тополь черный в более сухих местах и на бедных почвах приживается лучше, чем белый, но он менее красив. У него широкая с толстыми сучьями крона, одноцветные блестящие сверху ромбические листья, и только в пору цветения его украшают пурпурно-красные мужские сережки. Чаще всего культивируют гибридные плакучие и пирамидальные формы тополя черного.

Осина нарядна дважды. Первый раз весной, когда начинают распускаться ярко-багряные длиной до 15 см. пыльники. Чуть позже их сменяют не менее красивые зеленовато-оранжевые молодые листочки. Во второй раз осина очень хороша осенью. Крона у нее броская, цвет листьев от лимонно-желтого до пурпурного. В эту пору она особенно эффектна на фоне темных елей, сосен, можжевельников.

Кстати, о дрожащих «не к добру» листьях осины. Черешки у них длиннее листовой пластинки, тонкие, посредине как бы зауженные. Вот это как раз и придает осиновому листу крайнюю неустойчивость. Постоянные, совершенно неуловимые для нас перемещения воздуха приводят в движение листья, и в кроне начинается, по выражению И. А. Бунина, «потаенный шорох». В народе об осине говорили: «Одно проклятое дерево без ветра шумит» и «Осина бьет в ладоши», а над боязливым насмехались: «Дрожит, как осиновый лист». Интересно, что в Греции и Риме подарить мужчине ветку тополя значило обвинить его в трусости.

О применении тополей в медицине сведений много, и все они результат тщательной критической проверки данных изустной народной медицины наших предков, часто нагромождавших вокруг действительно полезных свойств растения всякого рода суеверия и обряды. В книге «Последний поклон» В. П. Астафьев описывает такой «метод лечения» лихорадки. Бабушка ведет больного внука в лес, отрывает от его рубахи подол, подвязывает его к осине и кланяется, просит: «Возьми, голубушка, «трясуху» внука, поскольку «робенку» это ни к чему, а осине в самый раз — все равно век трястись». А вот что пишет о реально излечивающих свойствах осины В. А. Солоухин в своей книге «Третья охота»: «Могу доложить, что уже 25 лет беспрерывно и ежедневно потребляю настойку на осиновой коре... Пью 2-3 раза в день по небольшой рюмочке». «Ну и что?» — спрашивает его собеседник. «Прекрасно себя чувствую, — отвечает писатель. — Сердце болело, теперь не болит. Общее самочувствие, нервы — все в общем порядке».

Первое упоминание в печати об излечивающих свойствах тополей появилось в 1782 г. и сделано оно А. Т. Болотовым. К этому можно добавить следующее: хотя тополя — растения ветроопыляемые, они участвуют в снабжении человека одним из лучших лечебных продуктов — медом. Кроме того, с листьев и почек тополей пчелы собирают клейкое вещество и перерабатывают его в ценное и пока мало изученное медиками вещество прополис. «Работают» в интересах оздоровления человека и фитонциды. Молодые листья тополя выделяют их очень много, поэтому в солнечный день кажется, что деревья курятся. В атмосфере этих курений и гибнут вредоносные для живых существ микроорганизмы.

Сажать в России тополя начали очень давно. В Новгородской летописи сказано, что в 1469 г. в Новгороде "на Славковой улице начали топольцы (молодые тополя. — Л. 3. ) сажать" *. Речь идет об общественных садах, в которых новгородцы не только отдыхали, но и прятались от пожаров. Данные эти крайне интересны. Они означают, что ввозимые из Византии тополя появились у новгородцев примерно лет на 300 раньше, чем в Крыму и на Украине.

информация* Корнилович К. Из летописи русского искусства. — М.: Искусство, 1960, с. 68.

В наше время декоративных искусственно выведенных тополей так много, что у садоводов-озеленителей глаза разбегаются. Однако чаще всего в культуре встречается тополь итальянский (пирамидальный) и пирамидальные формы местных аборигенных видов. Именно они придают характерный ландшафтный облик селам и городам Крыма. Часто сажают тополя и вдоль дорог (от Симферополя до Бахчисарая), и на берегах рек, водоемов. Кроме итальянского, прижились на земле Таврии и другие тополя-чужеземцы: берлинский, канадский, шерстистоплодный и гость из Средней Азии тополь туркестанский. Многие из них начали свой путь по Крыму из ботанических садов и дендрариев Крыма и Украины.

В заключение отметим, что размножаются все виды тополей черенками, кольями, корневыми отпрысками и похожими на крошечные парашютики летучими семенами. Летучек этих деревья запасают с избытком, и как раз в мае, когда расцветает в садах сирень, крутит в воздухе и метет по дорогам тополиная метель. М. М. Пришвин считал, что появление осинового пуха в лесу — «большое событие весны», и его огорчало и даже тревожило это расточительство и транжирство. Однако в природе все продумано и все правильно. Если транспортная проблема у семян тополей решена неплохо, то все остальное сложнее. Выжить и прорасти удается немногим из них. Вот потому и сеют деревья щедро, полными горстями, с избытком.

Если в лесу тополиный пух «большое событие весны», то в городе это событие мало приветствуемое. Там, где рассажены женские экземпляры тополей, все покрыто толстым, пушистым слоем семян, и избавиться от них, вычистить улицы бывает трудно. Потому в городах и поселках надо сажать только мужские экземпляры деревьев. При всем том считать, что тополиный пух — людская докука и только, неверно. Из него получают неплохую бумагу, набивочный, утеплительный и упаковочный материал.


Comments