Ай - Петри

Ай-Петри - далеко не самая высокая гора Крыма, но кажется Бог знает какою громадною, потому что стоит вся перед вами. Это гора-замок, - волшебный заоблачный замок. С разрушенными башнями, с отвесными обрывами стен, с зубцами, обглоданными временем, - замок, достойный байроновского Манфреда.

Е. Марков. Очерки Крыма.

Легко внимать словам и чувствам очарованного странника тому, кто поднимается на Ай-Петри впервые. Местность эта на первый взгляд напоминает невеселую равнину в пустынной северной стране. Но это - плоскогорье, со всеми его внешними атрибутами: щедрое на загар солнце, острый ветерок среди летнего дня, ночная стужа и очень ранние рассветы над морем.

Двести миллионов лет назад в море верхнеюрского периода зародился коралловый риф толщиною в 600 метров. Потом суша начала подниматься, и отошло море, и обособилась гора. Еще много сложных геологических процессов происходило с нею; рельеф менялся, все больше приближаясь к современному. Только 1,5-2 миллиона лет существует Ай-Петри в таком виде, как теперь.



Зубцы Ай-Петри с юго-зап
ада

Сегодня на вершину Ай-Петри можно подняться за 15 минут по канатной дороге. Ее не отключают даже на зиму, а в разгар курортного сезона возле нижней станции собираются огромные очереди. Час-полтора, иногда и побольше, приходится отстоять перед посадкой в вагончик неорганизованным туристам, которые приехали в удобное для себя время - после завтрака или сразу после обеда. Скорость первой линии 4 метра в секунду. Поднимаясь, интересно наблюдать, как лиственный лес переходит в хвойный, да ведь и мы перейдем в другой климатический пояс.

Пересадка на станции Сосновый бор. Вагончик второй линии движется скорее - б метров в секунду. Старт похож на взлет. Слева по ходу канатной дороги видны живые сосны с обгоревшими стволами, а между ними - папоротника часто растущий на гарях. По другую сторону просеки проглядываются подпорные стены из калыба. Археологи предполагают, что это остатки дороги из Херсонеса в крепость Харакс на мысе Ай-Тодор - дороги, проложенной римлянами в I-III веках нашей эры.

Лесная просека отступает, а сама скала приближается и все подробнее открывается перед нами. В эти минуты лучше вглядеться в отвесную каменную стену слева, к западу от воздушной трассы: её ниоткуда больше не будет видно. Сосны с толстыми, искривленными ветром стволами растут прямо из этой скалы: в расщелину нанесло пыли, упало, редким жребием, случайное семечко...

По другую сторону от нашей дороги виден лес в два яруса. Невысокие ярко-зеленые деревца возрастом чуть больше тридцати лет густо посажены среди векового леса. В 1970 году здесь был сильнейший пожар; пламя бушевало несколько суток, и даже далеко с моря было видно небесное зарево. Тушили пожарные из Ялты, Алушты, Симферополя, Севастополя. Помогали солдаты и матросы, участвовали отозванные с предприятий ялтинские жители.

Несколько лет вывозили потом из леса горелые брёвна, а расчистив землю, посадили на ней молодые сосенки. Но для возобновления леса, буквально вспыхнувшего жарким ветренным днём по вине, может быть, одного человека (скорее всего, из-за брошенного окурка), нужно не тридцать, а самое малое, сто лет.

Но вот лёгкий толчок, станция, выход. Из субтропиков Южнобережья мы попали на горное плато с умеренно холодным, избыточно влажным климатом. По температурному режиму айпетринское плато можно сравнить с Подмосковьем (добавьте ветер со скоростью до 50 м/сек). Туристы глядят вниз. Они фотографируются, вздыхают, некоторые переходят на шепот, а то и вовсе умолкают, чтобы не упустить свою долю забытья, не проморгать, не разменять на слова. Прозрачная полоса тумана зацепилась, словно шелковая накидка, за острые зубцы возле вершины и порозовела от утренних лучей. Сосны под нами темно-зеленые, с длинными тенями, а вдалеке эта зелень насыщается небесной голубизной, чтобы слиться у нижней границы леса и мягко перейти в морскую гладь с округлыми пятнами - тенями облаков. В синеве утопает Мисхор; возле моря угадывается полоска пляжа, который ждет нас с вами завтра. А самой воды оказывается так много, когда глядишь с Ай-Петри! Площадка перед верхней станцией дороги заполнена людьми, лошадьми, верблюдами, автомобилями и мотоциклами. Здесь несколько стационарных ресторанов и больше тридцати построенных в две шеренги деревянных кафе - «шалманов», над которыми весь день вьется дымок жаровен. Об айпетринских шашлыках идет слава.

На вершину выводит каменистая тропа через кордон, вход платный. Дорога идет мимо тысячелетнего тиса ягодного (он ближе к обрыву). Продолжая подъем, входим в низкорослый буковый лесок, идем мимо старого дерева в наростах-бородавках - это клён Стевена. Взрослые любят забираться на него (а дети - прятаться в дупло) и фотографироваться.

В лесу прохладно, легко дышится. Тропа взбугрена корнями бука и пробита острыми, отполированными выступами скал. Слой атмосферы здесь тоньше на целый километр, потому и загорают люди в горах быстрее, чем на пляже. Да и зимой южные склоны гор получают в два раза больше солнечного тепла, чем горизонтальные участки плоскогорья, и в 4-5 раз больше, чем северные склоны.

Возле обрыва легко найти камешки, на которых отпечатаны замысловатые рисунки кораллов, и удостовериться, что Ай-Петри - действительно ископаемый коралловый риф. Форму зубцов обрели эти скалы в результате разрушения горных пород под действием ветра, дождя, мороза. На одном из «Зубцов» установлен шпиль для поднятия флага, на другом после киносъемок оставлен деревянный крест. Восхождение на «Зубцы» доступно только скалолазам.

Вершина зовет, но подниматься на самое острие не обязательно. Там скользкие камни; среди них поставлен триангуляционный знак, обозначающий высоту 1234 метра. Лучше пройти на западную сторону и наглядеться на Симеиз, на скалу Дива, на гору Кошка...

Обидно попасть на Ай-Петри в дождь или туман. Приходится просиживать в кафе, на радость хозяевам, и с тоской поглядывать в окно... Но вот разорвалась пелена, блеснул розовый луч - и все бегут к обрыву, расчехляя видеокамеры. Гора с сюрпризами. Однако в густой непроглядный туман лучше пойти не на вершину, а в пещеру Трёхглазку. Она тут ближе всех и самая доступная.

Всего на айпетринском массиве примерно 1330 карстовых воронок и больше трёхсот подземных полостей (шахт, колодцев, пещер). Все они промыты водой с растворенным в ней углекислым газом. Под действием этой очень слабой угольной кислоты происходит медленная химическая реакция, преобразующая известняк (карбонат кальция) в растворимый гидрокарбонат.



Сосны на яйле искривлены постоянными ветрами


На сводах карстовых пещер, с которых сочится вода, происходит обратный процесс. При обычной температуре он идет тысячелетиями, приводя к росту сталактитов и сталагмитов, к появлению натечных образований, «драпировки» на стенах, пещерного жемчуга в подземных ванночках.

До Трёхглазки можно прокатиться на лошади. Ехать недалеко, по надежно набитой тропе. Колодец в виде трех вертикальных ходов глубиной в сорок метров хорошо оборудован для посещений (есть даже кассовый аппарат!). На дне снег, ледяные сосульки, замерзшее подземное озеро. Рассказывают о находках в этой пещере особых сталактитов с чередованием каменных и ледяных слоев, подобных годовым кольцам на стволе дерева. Из этой самой Трёхглазки, когда ещё не было холодильников, летом возили лед в Воронцовский дворец, а зимой рабочие специально заполняли колодец снегом, чтобы летом было больше льда.

Пещера Геофизическая, расположенная в ста метрах к западу, интереснее, но спуститься в нее можно только на веревке. Со дна колодца глубиной 26 метров начинается горизонтальный коридор, который приводит в красивый Жемчужный зал. Из коридора в глубь горы отходят другие колодцы. У главного входа стоит одинокий шестиметровый сталактит, признанный самым большим в Крыму...
Обратно экскурсантов везет автобус мимо вышки бывшего телеретранслятора (сейчас он перевезен в Ялту, на холм Дарсан), мимо белой мачты с сердцевиной пропеллера (была попытка установить здесь ветродвигатель), через рощицу березок, пересаженных из Винницкой области. Примечательно, что первым берёзу обнаружил в Крыму не ботаник, а поэт - А.С. Пушкин.

Он увидел её на перевале Шайтан-Мердвень (Чертова лестница), через который перебирался, держась за хвост татарской лошади....

Поглядите, как изогнулись берёзы, насколько тяжело здесь даже им, холодостойким деревьям умеренных широт! И всё-таки это уже лес. Под ним накапливается почва, растет трава. Сюда заходят зайцы, олени, кабаны, по веткам прыгают белки, над кронами деревьев летают птицы. В лесу много грибов, в основному маслят и груздей.

Выехав на шоссе, можно повернуть налево в сторону Бахчисарая, Соколиного, Большого каньона.

На северо-востоке, в глубине плато, есть остатки плотины единственного на Ай-Петри водохранилища, построенного в 1906 году. К этой плотине ведет грунтовая дорога. Автором проекта, в который тогда мало кто верил, и руководителем строительства был профессор И.К. Сикорский. Водохранилище исправно собирало дождевую и талую воду для пасущихся на яйле овец. В 1927 году, во время землетрясения, на дне водоема образовалась трещина, вода ушла и больше не собиралась.

Осадков на Ай-Петри больше 1000 мм в год (в Ялте 550), но пористый известняк не позволяет образоваться здесь ни озерам, ни речкам. Только по другую сторону шоссе, в урочище Беш-Текне (Пять корыт) после дождей собирается вода и даже бегут ручьи. Но они быстро уходят в карстовые полости, и вода остается лишь в нескольких каменных ванночках, похожих на корыта.

С тех пор, как запретили выпас скота на яйле, плоскогорье преобразилось. Днища карстовых воронок зазеленели травами: ежой, мятликом, овсяницей, пыреем, кучно растущей душицей, чиной, клевером... На возвышениях образовался плотный упругий дерн костра берегового, типчака и других злаков. Ценится травниками зверобой и чабрец. Впрочем, сбор трав на Ай-Петри запрещён.



Айпетринская яйла в августе


Это важно при теперешнем количестве туристов и спросе отдыхающих на «горный чай» да на букеты неброских, истинно природных полевых цветов.
Растет и зацветает среди камней ясколка Биберштейна - скромные белые цветы, их второе название - крымский эдельвейс. Весной расцветают подснежники, крокусы, сон-трава. Позже яйла бывает усыпана белыми жемчужинами ландышей, фонариками адонисов, нежно-розовыми бутонами пионов. Лучший месяц для горных походов - май. Горы пестрят цветами; над их ароматными венчиками порхают бабочки, жужжат пчёлы. Травы столь высоки, что легко прячут не только перепелов и зайцев, но даже косуль!

Впереди и справа (на севере) видна самая высокая на айпетринском массиве гора Рока (1346 м). У её подножия начинается ручей Куру-Узень и сливается с речкой Аузун-Узень, бегущей по дну каньона. Туда же ведет тропа, по которой можно пройти весь Большой каньон сверху вниз. Поход долгий, он требует выносливости и подготовки. Белые шары на горе Бедене-Кыр (Перепелиной горе) - это защитные купола радарных установок расположенной здесь воинской части. На экскурсиях говорят, что это станция слежения за самолётами, спутниками, НЛО... Потому, вероятно, лет десять назад над Ай-Петри почти еженедельно обнаруживались инопланетные объекты. О них взахлеб рассказывали газеты, а когда тема наскучила, - перестали появляться и сами таинственные Пришельцы. Обиделись, что ли?

Около ста тысяч лет назад на Ай-Петри заходили, преследуя зверей, неандертальцы. Тогда было на кого охотиться - на полуострове водилось больше 110 видов млекопитающих.

На яйле жили кроманьонцы. Возле метеостанции найдено больше тысячи предметов их быта; этим каменным орудиям 8-10 тысяч лет. Позже, в IV-III тысячелетиях до нашей эры, жители плоскогорья обрабатывали эту землю, разводили здесь скот, ловили рыбу, лепили посуду из глины, мастерили украшения. А вот в железном веке люди не селились на плато.



В мае яйла цветёт


Русский академик П.С. Паллас упоминал об остатках у самых зубцов христианского храма, вероятно, в честь святого Петра. Так могло появиться и само название горы - Ай-Петри. В средневековье люди обживали северные склоны. С конца XV века, после турецкого завоевания, селения опустели, и плато Главной гряды оставалось только пастбищем. Сейчас это часть Крымского заповедника.

Не жили они здесь ни в античную эпоху, ни в раннем средневековье. Только проходили через плато отдельные отряды тавров, римлян, потом византийцев, генуэзцев... Всем нужна была эта дорога-тропинка из степи к морю, севера на юг, из лета в зиму и снова в лето Охотились, перегоняли рабов, охраняли купеческие караваны...
Со сменой эпох меняются преобладающие взгляды на ценности. И только туристы, благородные в своей жажде прекрасного, по-прежнему поднимаются на эту, слава Богу, общеничейную вершину священной горы - встретить восход солнца.



Величественные зубцы Ай-Петри


А нам пора вниз. Поворачиваем в сторону Ялты. Перед видовой площадкой обелиск над братской могилой партизан, погибших в районе урочища Беш-Текне в декабре 1941 года. Справа приют турбазы «Магнолия» и здание контрольно-спасательной службы. Утес назван по имени инженер-полковника И.С. Шишко, руководившего строительством дороги из Ялты в Бахчисарай - с главного курорта в самый богатый сельскохозяйственный район. Дорогу прокладывали солдаты и офицеры саперного батальона с 1865 по 1894 год. Сейчас продукты из предгорных сел возят по другим дорогам. Зато по узкому крученому шоссе Ялта-Бахчисарай ездят микроавтобусы и легковые машины с туристами, а как раз на туризме держится крымская экономика.

Вот и начало спуска. Слева метеостанция 1895 года, одна из старейших в бывшем Союзе. Зима здесь настоящая, с метелями и сугробами. Морозы в феврале бывают до -27°С. В последнее время метеорологи стали оповещать крымчан о возможностях схода снежных лавин. Это, как правило, небольшие и неопасные для леса лавины, но пешехода они могут сбить с ног, пронести несколько десятков метров и, в лучшем случае, слегка присыпать. Для предотвращения возможных трагедий во второй половине зимы бывает даже необходимость освобождать кромки обрывов от опасно нависших снежных козырьков, вызывая взрывом искусственные лавины. Не будем забывать о северном ветре, который обдувает плато 220-230 дней в году, да о снежных метелях (в течение зимы, в среднем, до 35 суток с метелями). Бывают, конечно, оттепели, когда заходят в Крым атлантические и средиземноморские циклоны, принося тропический воздух. Тают снега, на южных склонах появляется свежая зелень.

Любят гору лыжники; на северном склоне устанавливают временные подъёмники для горнолыжной трассы.



У подножия горы Бедене-Кыр. Сверху «купола» радаров воинской части


По другую сторону площадки на скале Шишко видна бетонная плита с крестом - это могила ботаника И.В. Ванькова. В свой роковой день он поднялся из Ялты на Ай-Петри и здесь, на плато, попал в сильную вьюгу. Ученый много раз бывал на Ай-Петри, а в Большом каньоне первым обнаружил редкое реликтовое растение - сколопендровый папоротник. Но как нелепо можно погибнуть! Ванькова нашли замерзшим в ста метрах от метеостанции...

Оглядим на прощанье плоскогорье, это «летнее пастбище», представим его настоящим пастбищем, как было в прошлые века. Здесь паслись пугливые овцы и шустрые козы, умевшие обдирать кору с деревьев на высоте до полутора метров. Вот и не осталось деревьев, если даже были! И конечно, «паслись» на этой яйле волки. Натуралисты прошлых веков писали, что «волки здесь поменьше ростом, чем на севере», что «степные волки меньше горных, но и те, и другие чрезвычайно сильны и мех имеют роскошный». А у пастухов сложилась поговорка: «На свете два зла - волк и метель». Приходилось выводить породы пастушьих собак-волкодавов, смертельно опасных не только для четвероногих разбойников, но и для людей. Беспокойно было на яйле одинокому прохожему: подойдет, по неосторожности, близко к кошаре - собаки могут и порвать его, если пастух не отгонит.

За каждого убитого волка выдавали премии, вот и выбили к 1922 году всех подчистую. Теперь без крупных хищников болеют и вымирают травоядные.

По скале с наклоном в 60-70° дорога проложена длинными, почти параллельными ступенями. Одинокие сосны из-за постоянных ветров приняли флагообразную форму. Деревья как будто тянутся к югу, но не могут оторваться и улететь, а только пускают семена по ветру: пусть хоть потомству будет лучше, теплее! На 16-м километре можно остановиться и пройти к Серебряной беседке. Она поставлена здесь, на горе Пендикюль (Пять озер), в память о строительстве этой дороги. Из беседки открывается вид на Ялту; контрастностью и колоритом он даже превосходит пейзажи, которыми мы любовались с Ай-Петри. Видны озера в окружении сочной зелени соснового леса, и гребень плоскогорья, и море, и вся западная часть Ялты, и гора Могаби (Кудрявая), и Ставри-Кая (Крестовая скала), похожая на замок над долиной реки Учан-Су. Над этой скалою проходит Таракташская тропа с Ай-Петри, сливаясь с Боткинской тропой.

Ниже Серебряной беседки шоссе начинает петлять через сосновый бор. Здесь, в густом лесу, у деревьев нет возможности искривить ствол или даже выпустить лишнюю ветку на половине высоты: чтобы не отстать от других и не засохнуть, надо расти вверх, только вверх. Такой лес называют мачтовым, или корабельным, но здесь, в Ялтинском горно-лесном заповеднике, его на мачты, разумеется, не пилят.



Вид на Ялту с вершины Ай-Петри




На южном склоне Ай-Петри растет сосновый лес