Легенда о черной куколке

ЧЕРНАЯ КУКЛА

Мы сидели у костра тесным кольцом, обо­гревая озябшие пальцы ног, рук. Было про­хладно. Осенний ветер гонял листву: то играю­чи поднимал охапку желтого золота и перено­сил на другое место, наметая сугроб из листьев; то вдруг разворошив его, начинал кружить на месте. Интересно было наблюдать за этой не­затейливой игрой. Угли в костре ярче вспыхи­вали, когда по ним пробегал ветер и сноп искр вырывался из кострища, взлетал высоко в воз­дух и там бесследно исчезал. Дым кружил за ве­тром, окутывая по очереди всех сидящих у ко­стра, и слезы выступали на глазах от едкой го­речи.

Но магическое тепло и свет костра держали всех на месте. Обычно в такие моменты, когда не надо суетиться на стоянке, когда все уже го­тово и все у костра, туристы начинают расска­зывать разные байки, истории, случаи, леген­ды. Вот и сейчас один из туристов начал рассказ о Черной кукле. Это самая загадочная и самая древняя из всех легенд. Есть поверье, что кук­ла существует на самом деле. Некоторые счаст­ливчики, будто бы повидавшие ее, рассказы­вают невероятные случаи, происходившие с ними. Много таких явлений наводят на мысль, что этот образ, рожденный много веков назад, вовсе не выдумка.
 

В VI веке н. э., когда происходили захваты земель, строительство крепостей, оборонитель­ных стен, на полуострове процветало рабство.

 
Мраморная
Южный берег Крыма был лакомым кусоч­ком для захватчиков, и народу, населявшему рыбацкие поселения, жилось очень туго. Нечем было кормить семьи. Генуэзские купцы, воины грабили бедняков, отбирали у них последнее.
 
Один рыбак решил купить себе лодку, но де­нег у него не было. Чтобы заработать их, он стал вытачивать из базальта сувенир. Камень был очень твердый, но красивый. Он черного цве­та и можно было его найти на волшебной горе Кара-/! гг. И так как гора была волшебная, то и камень оказался волшебный. Поэтому рыбаку удалось быстро справиться с работой. Но ког­да он посмотрел, что у него вышло, он увидел маленькую черную куколку. Рыбак удивился. Он даже и не думал, что будет именно куколка. Затем он из этого же камня выточил шкатулку и положил в нее фигурку. Получился очень за­бавный сувенир. Дальше он наделал множество безделушек: лошадок, собачек, кошек и других игрушек и пошел на базар продавать их. Жад­ные купцы быстро разобрали игрушки, а куклу никто не купил.
 
Долго сидел рыбак, надеясь, что кто-нибудь да возьмет ее, и уже хотел было идти домой, как к нему подошел статный богач с увесистым ко­шельком. Ему понравился сувенир и он отсыпал рыбаку столько денег, что тому хватило и лодку купить и семью накормить. Долго низко кланялся рыбак вслед уходящему богачу.
 
Богачом оказался некий византиец, влюбив­шийся в бедную красавицу из Алустона. Перед тем, как отправиться к себе на родину, он подарил девушке на память шкатулку с черненькой фигур­кой и наказал, чтобы девушка помнила о нем и ждала его. Но они так никогда больше не встрети­лись. Девушка, не дождавшись своего богача, вы­шла замуж за другого, но помнила о первой люб­ви и бережно хранила сувенир, который стал се­мейной реликвией, передаваемой из поколения в поколение. Кукла оберегала эту семью, приноси­ла счастье, в самые трудные времена беда обходи­ла их стороной, в самые голодные времена у них всегда была еда и работа.
 
И вот наступил XIV век — начало 80-х годов. В это время генуэзские купцы напали на Алу-стон. Горожане, как могли защищали свой го­род. Но натиск врагов оказался сильней. Город пал, и большая часть его жителей, не желая по­пасть в рабство, бежала в горы. Около тысячи человек спряталось в пещере на нижнем плато Чатыр-дага. Среди них оказалась девушка, в ру­ках которой была маленькая черная шкатулка с куклой. Она крепко прижимала ее к груди. Но долго беглецы не продержались в этой пещере. Их обнаружили жестокие воины-поработители и, чтобы выгнать непокорных из пещеры, подожгли у входа в нее хворост. Все, кто скрыва­лись в ней, погибли страшной смертью, задо­хнувшись в дыму. Никто не смог спастись. С тех пор эту пещеру называют Бин-Баш-коба, что в переводе означает «Тысячеголовая пещера».
 
Но душа девушки не отправилась в небес­ную обитель, а переселилась в черную волшеб­ную куклу. С тех пор бродит она по горным тро­пам неподалеку от этого страшного места и на­казывает плохих людей. Многие видели ее, но никто так и не смог рассмотреть ее лицо.
 
Разные рассказывают о ней истории. Будто кого-то спасла, а кого-то погубила, кому-то по­могает, а кого-то наказывает: заводит в тупик, путает тропинки. Слухи об этой кукле пополз­ли далеко за пределы Крыма, дошли до самого Санкт-Петербурга. Один известный ученый за­интересовался слухами и решил совершить экс­педицию с целью выяснить источники легенды и самому убедиться в реальности рассказанных историй.
 
Прибыв в Крым, он нанял проводника с по­возкой и отправился в горы на поиски куклы. Когда они Поднялись на плато, был уже пол­день. Солнце нещадно палило, мучила жаж­да. Но профессор не сдавался. Он упорно ис­кал встречи с куклой. Потом солнце медленно склонилось к закату, а кукла все не появлялась.
 
И вдруг, когда в очередной раз бричка мед­ленно катила невдалеке от пещеры, дорогу перебежала какая-то маленькая фигурка, да так быстро, что путешественники едва успели ее заметить, и скрылась в черной дыре, что зияла в скале. Ученый послал проводника проверить вход в пещеру. Но когда тот заглянул в нее, тут же в ужасе кинулся бежать обратно и ничего не смог объяснить профессору. От страха у бедня­ги пропал дар речи и дрожали руки.
 
мраморная пещера
Профессор решил сам пойти туда. Он взял все необходимое для прохождения пещеры и спокойно отправился за куклой. Вход был до­вольно узкий, закопченные стены, под которы­ми можно было разглядеть многочисленные че­ловеческие кости. Потолок так низко нависал над головой, что пришлось некоторое рассто­яние пройти Еприсядку, после чего он попал в огромный зал.
 
С потолка свисали натеки, капала вода, сы­рость проникала сквозь штормовку и свитер. На полу он увидел многочисленное скопление черепов, костей. Пустые черные глазницы уста­вились на него с немым вопросом. Это было жуткое зрелище. Сердце профессора сжалось от страха и сострадания, стоило ему лишь предста­вить муки людей, задохнувшихся от дыма, но не покорившихся завоевателям.
 
Но мысли его прервались: он заметил ма­ленькую базальтовую шкатулку в костлявых ру­ках скелета, которая поблескивала своей по­лировкой в прыгающем свете факела. Вот она! 
 
Хотелось выйти поскорей из пешеры, что-то не давало больше находиться там, среди уставив­шихся на него пустых черных глазищ. Он отнял шкатулку у скелета, который крепко держал эту драгоценность, завернул в брезент и вышел из пещеры. На плато была уже ночь. Звезды сияли загадочным светом, и Млечный путь протянул­ся через все небо. Ветерок забрался под штор­мовку ученого, напоминая, что впереди доро­га домой. Он крепко прижимал к груди находку, как будто боялся, что она убежит и развернул ее только дома, у себя в кабинете, чтобы внима­тельно изучить ее.
 
К нему стали заходить коллеги, наслышанные всяких историй об этой кукле. Всем было инте­ресно, что это такое. Обыкновенная базальтовая черная фигурка примитивной формы с гладко от­полированной поверхностью приковывала вни­мание любопытных. Она как будто прилипала к рукам, когда ее трогали, держали, и какая-то жгу­чая волна пронизывала все тело. Хотелось скорей избавиться от нее: такое было неприятное ощу­щение. Люди уходили от профессора с каким-то смутным чувством происходящих перемен вну­три организма. Через какое-то время им станови­лось хуже, они начинали болеть и вскоре умира­ли. Недолго прожил и профессор. Никто не мог понять, что происходит.
 
У профессора остался дневник, где он опи­сывал все случаи с куклой. Но куклу в доме не обнаружили. Ее не было в шкатулке, которая осталась стоять на столе. Пошли слухи, что она вернулась в пещеру.
 
На этом месте рассказ оборвался. Повис­ло напряжённое молчание. Мы вдруг вспомни­ли, что наши палатки стоят как раз у Бин-Баш-кобы.
 
За время рассказа мы не заметили, как туман лег на поляну, сел на палатки, не стало видно ку­стов, деревьев. В это время мне взбрело в голо­ву прогуляться по поляне, чтобы чуть-чуть по­быть одной и стряхнуть с себя неприятные впе­чатления, вызванные рассказом. Я отошла от костра буквально на десять шагов и тут почув­ствовала, что пора возвращаться, но куда идти? Туман стал настолько плотным, что вокруг ни­чего не было видно. Я понимала, что палатки где-то поблизости, но где? Я все дальше и даль­ше отходила от стоянки, не подозревая, что за­блудилась. Начала кричать, но никто не отзы­вался, не пахло дымом костра.
 
Что же делать? Хоть бы «обезьяна» ушла. Обезьяной зовут такой туман в горах, который цепко держит в своих мутных лапах заблудив­шегося. Мне стало стыдно, что я пренебрегла элементарными правилами осторожности в та­кую погоду, не взяв с собой компас, и теперь, благодаря этой халатности, я должна прозя­бать где-то далеко от друзей в лесу, в тумане, где и ежика не видать. И тогда я решила дождаться, пока туман хоть немного развеется. Села на какой-то трухлявый пень, мокрый от севшей влаги, закуталась в штормовку и уставилась в туман, ожидая просветления.
 
Вдруг из тумана выделилось светлое пятно, похожее на мутно светящийся шарик. С радо­стью я подскочила и пошла к этому свету, при­няв его за свет фонарика. Свет отдалялся от меня, но не очень быстро, как бы приглашая следовать за собой. Делать было нечего. Я до­верилась ему и, пройдя метров 50. я вышла на нашу поляну.
 
У костра никого уже не было. Все спали в своих палатках, только одна я ошеломленная стояла посреди поляны. Никто мне не светил фонарем, а светлое пятнышко в тумане исчезло, как ни бывало. И тут только я подумала, что это могла быть Черная кукла. Я представила себе, что было бы, если б не она, и мысленно побла­годарила ее за помощь
 
Но, говорят, бывает и по-другому: кукла на­казывает тех, кто разбойничает в горах, портит пещерные красоты, рубит живые деревья, бро­сает товарищей в беде. Не любит она хвастунов и предателей. Если хотите убедиться в досто­верности существования этой куклы», почаще ходите в походы на нижнее плато Чатыр-Дага. Но будьте осторожны, особенно в туман, и ду­майте о хорошем.

Comments