Песни клуба "Вертикаль"

Песни туристические

Изгиб гитары желтой

Изгиб гитары желтой ты обнимаешь нежно,
Струна осколком эха пронзит тугую высь.
Качнется купол неба  большой и звездноснежный.
Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!

Как отблеск от заката, костер меж сосен пляшет.
Ты что грустишь, бродяга? А, ну-ка, улыбнись!
И кто-то очень близкий тебе тихонько скажет:
Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!

И все же с болью в горле мы тех сегодня вспомним,
Чьи имена, как раны, на сердце запеклись,
Мечтами их и песнями мы каждый вздох наполним.
Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались!

Песня о друге

Если друг оказался вдруг
И не друг и не враг, а так...
Если сразу не разберешь,
Плох он или хорош, -
Парня в горы тяни - рискни,
Не бросай одного его,
Пусть он в связке в одной с тобой -
Там поймешь, кто такой.

Если парень в горах - не ах,
Если сразу раскис - и вниз,
Шаг ступил на ледник - и сник,
Оступился - и в крик,
Значит, рядом с тобой чужой,
Ты его не брани - гони:
Вверх таких не берут и тут
Про таких не поют.

Если ж он не скулил, не ныл,
Пусть он хмур был и зол, но шел,
А когда ты упал со скал,
Он стонал, но держал,
Если шел за тобой, как в бой,
На вершине стоял, хмельной,
Значит, как на себя самого,
Положись на него.

Здесь вам не равнина...

Здесь вам не равнина, здесь климат иной -
Идут лавины одна за одной,
И здесь за камнепадом ревет камнепад.
И можно свернуть, обрыв обогнуть,
Hо мы выбираем трудный путь,
Опасный, как военная тропа.
И можно свернуть, обрыв обогнуть,
Hо мы выбираем трудный путь,
Опасный, как военная тропа.
 
Кто здесь не бывал, кто не рисковал,
Тот сам себя не испытал,
Пусть даже внизу он звезды хватал с небес.
Внизу не встретишь, как ни тянись,
За всю свою счастливую жизнь       
Десятой доли таких красот и чудес.

Hет алых роз и траурных лент,
И не похож на монумент
Тот камень что покой тебе подарил.
Как Вечным огнем, сверкает днем
Вершина изумрудным льдом,         
Которую ты так и не покорил.

И пусть говорят, да, пусть говорят...
Hо нет, никто не гибнет зря!
Так лучше - чем от водки и от простуд!
Другие пройдут, сменив уют        
Hа риск и непомерный труд, -
Пройдут тобой непройденный маршрут.

Отвесные стены... A ну, не зевай!
Ты здесь на везение не уповай:
В горах не надежны ни камень, ни лед, ни скала.
Hадеемся только на крепость рук,   
Hа руки друга и вбитый крюк           
И молимся, чтобы страховка не подвела.

Мы рубим ступени... Hи шагу назад!
И от напряжения колени дрожат,
И сердце готово к вершине бежать из груди.
Весь мир на ладони! Ты счастлив и нем
И только немного завидуешь тем,      
Другим, у которых вершина еще впереди.

Земляне

Земля в иллюминаторе, земля в иллюминаторе,
Земля в иллюминаторе видна...
Как сын грустит о матери, как сын грустит о матери,
Грустим мы о земле - она одна.
А  звезды тем не менее, а звезды тем не менее
Чуть ближе, но все также холодны.
И, как в часы затмения, и, как в часы затмения
Ждем света и земные видим сны.

 Припев:
    И снится нам не рокот космодрома,
    Не эта ледяная синева,
    А снится нам трава, трава у дома,
    Зеленая, зеленая трава.

А мы летим орбитами, путями неизбитыми,
Прошит метеоритами простор.
Оправдан риск и мужество, космическая музыка
Вплывает в деловой наш разговор.
В какой-то дымке матовой земля в иллюминаторе,
Вечерняя и ранняя заря.
А сын грустит о матери, а сын грустит о матери,
Ждет сына мать, а сыновей - Земля.
 Припев.

Незнакомая звезда

Светит незнакомая звезда
Снова мы оторваны от дома
Снова между нами города
Взлетные огни аэродромов
Здесь у нас туманы и дожди
Здесь у нас холодные рассветы
Здесь на неизведанном пути
Ждут замысловатые сюжеты

 Припев:
  Надежда - мой компас земной
  А удача - награда за смелость
  А песни... довольно одной
  Чтоб только о доме в ней пелось

Ты поверь, что здесь издалека
Многое теряется из виду
Тают грозовые облака
Кажутся нелепыми обиды
Надо только выучиться ждать
Надо быть спокойным и упрямым
Чтоб порой от жизни получать
Радости скупые телеграммы

 Припев.

И забыть по-прежнему нельзя
Все, что мы когда-то недопели
Милые усталые глаза
Синие московские метели
Снова между нами города
Жизнь нас разлучает, как и прежде
В небе незнакомая звезда
Светит, словно памятник надежде
 Припев.

Песенка студента

Во французской стороне
На чужой планете
Предстоит учиться мне
В университете
До чего тоскую я -
Не сказать словами...
Плачьте ж милые друзья
Горькими слезами.
На прощание пожмём
Мы друг другу руки,
И покинет отчий дом
Мученник науки.
Вот стою, держу весло -
Через миг отчалю
Сердце бедное свело
Скорбью и печалью
Тихо плещется вода
Голубая лента...
Вспоминайте иногда
Вашего студента.
Много зим и много лет
Прожили мы вместе,
Сохранив святой обед
Верности и чести.
Ну, так будьте же всегда
Живы и здоровы!
Верю, день придёт, когда
Свидимся мы снова.
Всех вас вместе соберу,
Если на чужбине
Я случайно не помру
От своей латыни.
Если не сведут с ума
Римляне и Греки,
Сочинившие тома
Для библиотеки,
Если те профессора
Что студентов учат,
Горемыку школяра
Насмерть не замучат,
Если насмерть не упьюсь
На хмельной пирушке,
Обязательно вернусь
К вам, друзбя, подружки!
Вот стою, держу весло -
Через миг отчалю
Сердце бедное свело
Скорбью и печалью...
Тихо плещется вода,
Голубая лента...
Вспоминайте иногда
Вашего студента...

Ничего на свете лучше нету

Ничего на свете лучше нету
Чем бродить друзьям по белу свету
Тем, кто дружен, не страшны тревоги
Нам любые дороги дороооги.
Нам любые дороги дороги.

                   Припев.

Мы свое призванье не забудем
Смех и радость мы приносим людям
Нам дворцов заманчивые своды
Не заменят никогда свободы.

              Припев-проигрыш.

Наш ковер - цветочная поляна
Наши стены - сосны-великаны
Наша крыша - небо голубое
Наше счастье - жить такой судьбою

Говорят, мы бяки-буки
 
Говорят, мы бяки-буки,
Как выносит нас земля?
Дайте что ли карты в руки
Погадать на короля.
Ой-ля-ля, Ой-ля-ля,
Погодать на короля,
Ой-ля-ля, Ой-ля-ля,
Ех-ха!

Завтра дальняя дорога
Представляет королю.
У него деньжонок много,
А я денежки люблю.
Ой-лю-лю, Ой-лю-лю,
А я денежки люблю.
Ой-лю-лю, Ой-лю-лю,
Ех-ха!

Королева карта бита
Бит и весь его отряд.
Дело будет шито-крыто -
Карты правду говорят.
Ой-ля-ля, Ой-ля-ля,
Карты правду говорят.
Ой-ля-ля, Ой-ля-ля,
Ех-ха!

Песня разбойников

Пусть нету ни кола и не двора.
Зато не платят королю налоги
Работники ножа и топора -
Романтики  с большой дороги.

 Припев:
Не желаем жить по другому,
Не желаем жить, эх по другому,
Ходим мы по окраю, ходим мы по краю,
Ходим мы по краю родному.

Мы бродим от утра и до утра.
Чужие сапоги натерли ноги.
Работникам ножа и топора -
Романтикам с большой дороги.
 Припев

Прохожих ищем с ночи до утра.
Ну от чего не любят недотроги
Работников ножа и топора -
Романтиков с большой дороги.
 Припев

А может…

Одну простую сказку,
А может и не сказку,
А может не простую
Хотим вам рассказать.
А может и не с детства,
А может и не помним,
Но будем вспоминать.
 
Нам помнится вороне,
Кар, кар, кар, кар...
А может быть собаке
Гав, гав, гав, гав...
А может быть корове
Му, му, му, му...
Однажды повезло:
Прислал ей кто-то сыра,
Грамм думается двести,
А может быть и триста,
А может полкило!

На ель она взлетела,
А может не взлетела?
А может быть на пальму
С разбега взабралась?
И там она позавтракать,
А может пообедать,
А может и поужинать
Спокойно собралась.

Но тут лиса бежала,
А может не бежала?
А может это страус злой?
А может и не злой.
А может это дворник был,
Он шел по сельской местности
К ближайшему орешнику
За новою метлой.

Послушайте ворона,
А может быть собака,
А может быть корова,
Но тоже хороша.
У вас такие перья,
У вас рога такие,
Копыта очень стройные
И добрая душа.

А если вы споете,
А может быть залаете,
А может замычите?
Коровы ведь мычат!
То вам седло большое,
Ковер и телевизор
В подарок сразу врУчат,
А может быть вручАт?


И глупая ворона,
А может быть собака,
А может быть корова
Как что-то запоет!
А сыр у той вороны
А может быть собаки
А может и коровы
Конечно же упал.

И прямо на лисицу
(чего вы кидаетесь?)
А может и на страуса,
А может и на дворника
Немедленно попал.

Идею этой сказки,
А может и не сказки,
Поймет не только взрослый,
Но даже карапуз

Не стойте и не прыгайте,
Не пойте, не пляшите,
Там, где идет строительство,
Или продвешен груз!

Лирическая

Здесь лапы у елей дрожат на весу,
Здесь птицы щебечут тревожно.
Живешь в заколдованном диком лесу,
Откуда уйти невозможно.
Пусть черемухи сохнут бельем на ветру,
Пусть дождем опадают сирени,
Все равно я отсюда тебя заберу
Во дворец, где играют свирели.
Твой мир колдунами на тысячи лет
Укрыт от меня и от света.
И думаешь ты, что прекраснее нет,
Чем лес заколдованный этот.
Пусть на листьях не будет росы поутру,
Пусть луна с небом пасмурным в ссоре,
Все равно я отсюда тебя заберу
В светлый терем с балконом на море.
В какой день недели, в котором часу
Ты выйдешь ко мне осторожно?
Когда я тебя на руках унесу
Туда, где найти невозможно?
Украду, если кража тебе по душе,
Зря ли я столько сил разбазарил.
Соглашайся хотя бы на рай в шалаше,
Если терем с дворцом кто-то занял.


Ты меня никогда не забудешь

Ты меня на рассвете разбудишь. На порог необутая выйдешь.
Ты меня никогда не забудешь. Ты меня никогда не увидишь.
Заслонивши тебя от простуды я подумаю, боже всевышний.
Я тебя никогда не забуду. Я тебя никогда не увижу.
И качнутся бессмысленной вуысьюю пара фраз залетевших отсюда:
Я тебя никогда незабуду. Я тебя никогда не увижу.
Не мигают, слезятся от ветра безнадежные карие вишни.
Возвращаться плохая примета. Я тебя никогда не увижу.
Даже если на землю вернемся мы вторично, согласно Гафизу.
Мы конечно с тобой разминемся. Я тебя никогда не увижу.
Эту речку в мурашках простуды. Это адмиралтейство и биржу
Я уже никогда не забуду. Я уже никогда не увижу.


Вальс-Бостон
 
На ковре из желтых листьев,
В платьице простом
Из подаренного ветром крепдешина,
Танцевала в подворотне осень вальс-бостон.
Отлетал теплый день,
И хрипло пел саксофон.
И со всей округи люди приходили к нам,
И со всех окрестных крыш слетались птицы,
Танцовщице золотой захлопав крыльями...
Как давно, как давно звучала музыка там.
 

Как часто вижу я сон,
Мой удивительный сон,
В котором осень нам танцует вальс-бостон.
Там листья падают вниз,
Пластинки крутится диск:
"Не уходи, побудь со мной, ты мной каприз".
Как часто вижу я сон,
Мой удивительный сон,
В котором осень нам танцует вальс-бостон.
 
Опьянев от наслажденья,
О годах забыв,
Старый дом, давно влюбленный в свою юность,
Всеми стенами качался, окна отворив,
И всем тем, кто в нем жил,
Он это чудо дарил.
А когда затихли звуки в сумраке ночном -
Все имеет свой конец, свое начало, -
Загрустив, всплакнула осень маленьким дождем...
Ах, как жаль этот вальс, как хорошо было в нем.
 
Как часто вижу я сон,
Мой удивительный сон,
В котором осень нам танцует вальс-бостон.
Там листья падают вниз,
Пластинки крутится диск:
"Не уходи, побудь со мной, ты мной каприз".
Как часто вижу я сон,
Мой удивительный сон,
В котором осень нам танцует вальс-бостон.

ГОП-СТОП

Гоп-стоп,
Мы подошли из-за угла.
Гоп-стоп,
Ты много на себя взяла,
Теперь расплачиваться поздно,
Посмотри на звезды,
Посмотри на это небо
Взглядом, бля, тверезым,
Посмотри на это море -
Видишь это все в последний раз.

Гоп-стоп,
Ты отказала в ласке мне.
Гоп-стоп,
Ты так любила звон монет,
Ты шубки беличьи носила,
Кожи крокодила,
Все полковникам стелила,
Ноги на ночь мыла,
Мир блатной совсем забыла,
И перо за это получай!

Гоп-стоп,
Сэмэн, засунь ей под ребро,
Гоп-стоп,
Смотри, не обломай "перо"
Об это каменное сердце
Суки подколодной.
Ну-ка, позовите Герца,
Старенького Герца,
Он прочтет ей модный,
Очень популярный
В нашей синагоге отходняк.

Гоп-стоп,
У нас пощады не проси,
Гоп-стоп,
И на луну не голоси,
А лучше вспомни ту малину,
Васькину картину,
Где он нас с тобой прикинул,
Точно на витрину.
В общем, не тяни резину,
Я прощаю все.
Кончай ее, Сэмэн.

Тот, кто раньше с нею был

В тот вечер я не пил, не пел,
Я на нее вовсю глядел,
Как смотрят дети, как смотрят дети,
Но тот, кто раньше с нею был,
Сказал мне, чтоб я уходил,
Сказал мне, чтоб я уходил,
Что мне не светит.
Но тот, кто раньше с нею был,
Сказал мне, чтоб я уходил,
Сказал мне, чтоб я уходил,
Что мне не светит.

И тот, кто раньше с нею был, -
Он мне грубил, он мне грозил, -
А я все помню, я был не пьяный.
Когда ж я уходить решил,
Она сказала: - Не спеши! -
Она сказала: - Не спеши,
Ведь слишком рано.

Но тот, кто раньше с нею был,
Меня, как видно, не забыл,
И как-то в осень, и как-то в осень -
Иду с дружком, гляжу - стоят.
Они стояли молча в ряд,
Они стояли молча в ряд,
Их было восемь.

Со мною нож, решил я: - Что ж,
Меня так просто не возьмешь.
Держитесь, гады! Держитесь, гады! -
К чему задаром пропадать?
Ударил первым я тогда,
Ударил первым я тогда -
Так было надо.

Но тот, кто раньше с нею был,
Он эту кашу заварил
Вполне серьезно, вполне серьезно.
Мне кто-то на плечи повис,
Валюха крикнул: - Берегись! -
Валюха крикнул: - Берегись! -
Но было поздно.

За восемь бед - один ответ.
В тюрьме есть тоже лазарет,
Я там валялся, я там валялся.
Врач резал вдоль и поперек,
Он мне сказал: - Держись, браток! -
Он мне сказал: - Держись, браток! -
И я держался.

Разлука мигом пронеслась.
Она меня не дождалась,
Но я прощаю, ее прощаю.
Ее, конечно, я простил,
Того ж, кто раньше с нею был,
Того, кто раньше с нею был,
Не извиняю.

Ее, конечно, я простил,
Того ж, кто раньше с нею был,
Того, кто раньше с нею был,
Я повстречаю!

Александра

Не сразу все устроилось, Москва не сразу строилась,
Москва слезам не верила, а верила любви.
Снегами запорошена, листвою заворожена,
Найдет тепло прохожему, а деревцу земли.
Александра, Александра, этот город наш с тобою,
Стали мы его судьбою ты вглядись в его лицо.
Чтобы ни было в начале, утолит он все печали.
Вот и стало обручальным нам садовое кольцо.

Не сразу все устроилось, Москва не сразу строилась,
Москва слезам не верила, а верила любви.
Снегами запорошена, листвою заворожена,
Найдет тепла прохожему, а деревцу земли.

Александра, Александра, этот город наш с тобою,
Стали мы его судьбою - ты вглядись в его лицо.
Чтобы ни было в начале, утолит он все печали.
Вот и стало обручальным нам садовое кольцо.

Москву рябины красили, дубы стояли князями,
Но не они, а ясени без спросу наросли.
Москва не зря надеется, что вся в листву оденется,
Москва найдет для деревца хоть краешек земли.

Александра, Александра, что там вьется перед нами?
Это ясень семенами кружит вальс над мостовой.
Ясень с видом деревенским приобщился к вальсам венским,
Он пробьется, Александра, он надышится Москвой.

Москва тревог не прятала, Москва видала всякое,
Но беды все и горести склонялись перед ней.
Любовь Москвы не быстрая, но светлая и чистая,
Поскольку материнская любовь других сильней.

А цыган идет

Мохнатый шмель - на душистый хмель,
Цапля серая - в камыши,
А цыганская дочь - за любимым в ночь,
По родству бродяжьей души.

Припев:
Так вперед - за цыганской звездой кочевой -
На закат, где дрожат паруса
И глаза глядят с бесприютной тоской
В багровеющие небеса


И вдвоем по тропе - навстречу судьбе,
Не гадая, в ад или в рай.
Так и надо идти, не страшась пути,
Хоть на край земли, хоть за край

Припев:
Так вперед - за цыганской звездой кочевой -
На свиданье с зарей на восток,
Где, тиха и нежна, розовеет волна,
На рассветный вползая песок.

Так вперед - за цыганской звездой кочевой -
До ревущих южных широт,
Где свирепая буря,
Как божья метла,
Океанскую пыль метет.

Ваше благородие
Ваше благородие, госпожа разлука,
Мы с тобой друзья давно, вот какая штука.
Письмецо в конверте, погоди, не рви,
Не везет мне в смерти - повезет в любви.

Ваше благородие, госпожа удача,
Для кого ты добрая, а кому - иначе.
9 граммов сердце, постой, не зови,
Не везет мне в смерти - повезет в любви.

Ваше благородие, госпожа чужбина,
Сладко обнимала ты, только не любила.
В ласковые сети, постой, не мани,
Не везет мне в смерти - повезет в любви

Ваше благородие, госпожа победа,
Значит, моя песенка до конца не спета.
Перестаньте, черти, клясться на крови,
Не везет мне в смерти - повезет в любви.

Есть только миг

Призрачно все     в этом мире бушующем.
Есть только миг  -  за него и держись.
Есть только миг   между прошлым и будущим.
Именно он   называется жизнь.

Вечный покой сердце вряд ли обрадует.
Вечный покой для седых пирамид
А для звезды, что собралась и падает
Есть только миг - ослепительный миг.

Пусть этот мир вдаль летит сквозь столетия.
Но не всегда по дороге мне с ним.
Чем дорожу, чем рискую на свете я -
Мигом одним - только мигом одним.

Счастье дано повстречать да беду еще
Есть только миг - за него и держись.
Есть только миг между прошлым и будущим.
Именно он называется жизнь.

Песня про Зайцев
В темно-синем лесу, где трепещут осины,
Где с дубов-колдунов опадает листва,
На поляне траву зайцы в полночь косили
И при этом напевали странные слова:

Припев:
А нам все равно, а нам все равно,
Пусть боимся мы волка и сову.
Дело есть у нас - в самый жуткий час
Мы волшебную косим трын-траву.

А дубы-колдуны растворились в тумане.
Из поганых болот поднимается жуть.
Косят зайцы траву, трын-траву на поляне
И от страха все быстрее песенку поют:

Припев.

А нам все равно, а нам все равно,
Твердо верим мы в древнюю молву:
Храбрым станет тот, кто три раза в год
В самый жуткий час косит трын-траву.

А нам все равно, а нам все равно,
Станем мы храбрей и отважней льва.
Устоим хоть раз в самый жуткий час -
Все напасти нам станут трын-трава.


Уно моменто

Mare bella donna,
Che un bel canzone,
Sai, che ti amo, sempre amo.

Donna bella mare,
Credere, cantare,
Dammi il momento,
Che mi piace piu !


Uno, uno, uno, un momento,
Uno, uno, uno sentimento,
Uno, uno, uno complimento
E sacramento, sacramento, sacramento...

Я в весеннем лесу

Я в весеннем лесу пил березовый сок.
С ненаглядной певуньей в стогу ночевал.
Что имел не сберег. Что любил - потерял.
Был я смел и удачлив, но счастья не знал.

И носило меня как осенний листок.
Я менял имена, я менял города.
Надышался я пылью заморских дорог.
Где не пахнут цветы, не светила луна.

И окурки я за борт бросал в океан.
Проклинал красоту островов и морей.
И бразильских болот малярийный туман.
И вино кабаков, и тоску лагерей.

Зачеркнуть бы всю жизнь да с начала начать.
Полететь к ненаглядной певунье своей.
Да вот только узнает ли родина-мать
Одного из пропащих своих сыновей.

Я спросил у ясеня

Я спросил у ясеня, где моя любимая,
Ясень не ответил мне, качая головой.
Я спросил у тополя: "Где моя любимая?" -
Тополь забросал меня осеннею листвой.

Я спросил у осени: "Где моя любимая?" -
Осень мне ответила  проливным дождем.
У дождя я спрашивал, где моя любимая,
Долго дождик слезы лил под моим окном.


Я спросил у месяца: "Где моя любимая?" -
Месяц скрылся в облаке - не ответил мне.
Я спросил у облака: "Где моя любимая?" -
Облако растаяло в небесной синеве...


Друг ты мой единственный, где моя любимая?
Ты скажи, где скрылася, знаешь, где она?
Друг ответил преданный, друг ответил искренний,
Была тебе любимая, была тебе любимая,
Была тебе любимая, а стала мне жена.
Я спросил у ясеня...

Любо, братцы, любо

Как на грозный Терек
Выгнали казаки,
Выгнали казаки
Сорок тысяч лошадей.
И покрылось поле,
И покрылся берег
Сотнями порубленных, пострелянных людей.

Припев:
Любо, братцы, любо,
Любо, братцы, жить.
С нашим атаманом не приходится тужить.

Атаман наш знает,
Кого выбирает.
Эскадрон по коням! да оставили меня.
И осталась воля,
Да казачья доля,
Мне досталась пыльная горючая земля.

Припев

А первая пуля,
А первая пуля,
А первая пуля в ногу ранила коня.
А вторая пуля,
А вторая пуля,
А вторая пуля в сердце ранила меня.

Припев

Жинка погорюет -
Выйдет за другого,
За мово товарища, забудет про меня.
Жалко только волюшки
Во широком полюшке,
Жалко сабли вострой да буланого коня.


А все кончается

А все кончается, кончается, кончается,
Едва качаются перронов фонари...
Глаза прощаются, надолго изучаются,
И так все ясно - слов не говори.

А голова моя полна бессонницы,
Полна тревоги голова моя;
И как расти не может дерево без солнца,
Так не могу я жить без вас, мои друзья.

Спасибо вам: не подвели, не дрогнули,
И каждый был открыт таким, как был;
Слова прощальные за сердце тронули -
Спасибо вам, прощайте, до Курил.

Мы разбредемся по любимым и по улицам,
Наденем фраки и закружимся в судьбе;
А если сердце заболит или простудится,
Искать причину будем мы в себе.

Мы будем гнуться, но, конечно, не согнемся мы,
Не заржавеют в ножнах скрытые клинки;
И мы когда-нибудь куда-нибудь вернемся,
И будем вместе с вами просто старики.

Шаланды полные кефали

Шаланды полные кефали
В Одессу Костя приводил,
И все биндюжники вставали
Когда в пивную он входил.
Синеет море за бульваром
Каштан над городом цветет
И Константин берет гитару
И тихим голосом поет:

Я вам не скажу за всю Одессу,
Вся Одесса очень велика,
Но и Молдаванка и Пересыпь
Обожают Костю-моряка.

Рыбачка Соня как-то в мае,
Направив к берегу баркас,
Ему сказала: "Костя, все Вас знают,
А я так вижу в первый раз."
В ответ раскрыв "Казбека" пачку,
Сказал ей Костя с холодком:
"Вы интересная чудачка,
Но дело, видите ли, в том,
Я вам не скажу за всю Одессу,
Вся Одесса очень велика,
Но и Молдаванка и Пересыпь
Обожают Костю-моряка."

Фонтан черемухой покрылся,
Бульвар французский был в цвету.
"Наш Костя кажется влюбился", -
Кричали грузчики в порту.
Об этой новости неделю
Везде шумели рыбаки.
На свадьбу грузчики надели
Со страшным скрипом башмаки.
Я вам не скажу за всю Одессу,
Вся Одесса очень велика.
День и ночь гуляла вся Пересыпь
На веселой свадьбе моряка.

Диалог у телевизора

- Ой, Вань, гляди, какие клоуны!
Рот - хоть завязочки пришей...
Ой, до чего, Вань, размалеваны,
И голос - как у алкашей!
А тот похож - нет, правда, Вань, -
На шурина - такая ж пьянь.
Ну нет, ты глянь, нет-нет, ты глянь, -
Я - вправду, Вань!

- Послушай, Зин, не трогай шурина:
Какой ни есть, а он - родня, -
Сама намазана, прокурена -
Гляди, дождешься у меня!
А чем болтать - взяла бы, Зин,
В антракт сгоняла в магазин...
Что, не пойдешь? ну, я - один, -
Подвинься, Зин!..

- Ой, Вань, гляди, какие карлики!
В джерси одеты, не в шевьет, -
На нашей пятой швейной фабрике
Такое вряд ли кто пошьет.
А у тебя, ей-богу, Вань,
Ну все друзья - такая рвань
И пьют всегда в такую рань
Такую дрянь!

- Мои друзья - хоть не в болонии,
Зато не тащат из семьи, -
А гадость пьют - из экономии:
Хоть поутру - да на свои!
А у тебя самой-то, Зин,
Приятель был с завода шин,
Так тот - вообще хлебал бензин, -
Ты вспомни, Зин!..

- Ой, Вань, гляди-кось - попугайчики!
Нет, я, ей-богу, закричу!..
А это кто в короткой маечке?
Я, Вань, такую же хочу.
В конце квартала - правда, Вань, -
Ты мне такую же сваргань...
Ну что "отстань", опять "отстань",
Обидно, Вань!

- Уж ты б, Зин, лучше помолчала бы -
Накрылась премия в квартал!
Кто мне писал на службу жалобы?
Не ты?! Да я же их читал!
К тому же эту майку, Зин,
Тебе напяль - позор один.
Тебе шитья пойдет аршин -
Где деньги, Зин?..

- Ой, Вань, умру от акробатиков!
Гляди, как вертится, нахал!
Завцеха наш - товарищ Сатиков -
Недавно в клубе так скакал.
А ты придешь домой, Иван,
Поешь и сразу - на диван,
Иль, вон, кричишь, когда не пьян...
Ты что, Иван?

- Ты, Зин, на грубость нарываешься,
Все, Зин, обидеть норовишь!
Тут за день так накувыркаешься...
Придешь домой - там ты сидишь!
Ну, и меня, конечно, Зин,
Все время тянет в магазин, -
А там - друзья... Ведь я же, Зин,
Не пью один!
- Ого, однако же, гимнасточка.
Ой, что творит, хотя в летах.
У нас в кафе молочном "Ласточка"
Официантка может так.
А у тебя подруги, Зин,
Все вяжут шапочки для зим.
От ихних скучных образин
Дуреешь, Зин.

- Как, Вань? А Лилька Федосеева,
Кассирша из ЦПКО
Ты к ней все лез на новоселье...
Она - так очень ничего.
А чем ругаться, лучше, Вань,
Поедем в отпуск в Еревань.
Ну, что "Отстань"? Всегда "Отстань".
Обидно, Вань!

 




Comments